городское поселение
Рахьинское
Всеволожского муниципального района
(Ленинградская область)


Символы МО "Рахьинское городское поселение" утверждены Решением Совета депутатов МО №12 от 27 октября 2005 г. Однако через три года это решение было отменено.

Решением №108 (323) Совета депутатов Рахьинского городского поселения от 17 сентября 2008 года были утверждены официальные символы муниципального образования "Рахьинское городское поселение". Согласно тексту Положения о гербе МО:

"2. Геральдическое описание и обоснование символики ГЕРБА
2.1. Геральдическое описание ГЕРБА:
«В лазоревом (синем, голубом) поле - сидящий серебряный орел, обращенный влево и обернувшийся, с воздетым левым крылом, на которое одет венок из зеленых стеблей и листьев червленых роз с золотыми сердцевинами».
Стороны в геральдике определяются от лица, держащего щит.
2.2. Толкование символики ГЕРБА:
Достопримечательностью территории МО Рахьинское городское поселение является здание бывшей усадьбы Корфов в Ириновке (постр. в 1891-1892 гг., архитектор - И. Китнер) и окружающий ее парк. Ныне в бывшем усадебном доме размещена больница.
При шведах, в XVII в. упоминается Мориасилка. До 1774 г. использовался топоним Марисельская (Оринка). А после того, как мыза была куплена бароном Фредериксом, в честь жены назвал Ириновской (Солохин Н. Взлет и крушение И. Фредерикса//Всеволожские вести. 1995. 29 апр. N 32). “Мыза Марисельская”, как она называлась, с деревнями Ириновка, Ваганово, Морья в середине XVIII в. была пожалована Елизаветой Петровной вдове подполковника Марфе Сахаровой, а в 1773 г. она, как и Рябово, по купчей перешла к И. Ю. Фредериксу. Если Рябово унаследовал его сын - Густав, то Ириновку – его вдова Ирина (Регина) Захарьевна, а затем ее сын - Петр Иванович. В 1807 г. за ним числилась “мыза и при ней - деревянные разные строения с садом и два стеклянных завода”. Возможно, что усадьбу в Ириновке заложил И. Ю. Фредерикс, который в 1812 г. продал свое имение надворному советнику Сергею Проскочину. От Проскочина в 1842 г. оно перешло Софье Александровне Голенищевой-Кутузовой. С 1851 по 1917 гг. имением владели бароны Корфы - сначала Леопольд Федорович, а затем дети и внуки. Усадьба пришла в запустенье в начале XX в. До сих пор в бывшем усадебном парке сохранился огромный двухсотпятидесятилетний дуб.
В книге “Алфавитный список селений по уездам и станам Санкт-Петербургской губернии, составленный при Губернском статистическом комитете” (СПб. 1856. С. 13-15) перечислены деревни, входившие тогда во второй стан Шлиссельбургского уезда: “Ваганова, дер. - г. Корфа, 14 дворов, 33 души, Ириновка, дер. - г. Корфа, 26 дворов, 119 душ, Морье, дер. - г. Корфа – 29 дворов, 69 душ”.
По другой версии, название дер. Ириновка происходит от бывшей часовни св. Ирины, построенной местной помещицей Ириной Корф (Кисловский С. В. Знаете ли Вы? Л. 1968. С. 47). В книге «Земля Невская православная: православные храмы пригородных районов Санкт-Петербурга и Ленинградской области»/ Краткий церковно-исторический справочник (СПб. 2000. С. 61) упоминается только деревянная церковь Преображения Господня (постр. 1852-1854 гг.) в Ириновке (сгоревшая в 1870 г., Каменная 1879 г., закрыта в 1938 г., в начале 1950-х снесена) и церковь Св. Петра Афонского и св. равноап. Кн. Ольги в дер. Морье (1904-1905, арх. - А. В. Кнель, закрыта в 1938 г., сохранилась). В Памятной книжке Санкт-Петербургской губернии на 1898 г (С. 312) владельцами мызы Ириновки Рябовской волости Шлиссельбургского уезда названы: бароны Корф Павел Леопольдович (4685 десятин), Николай Леопольдович (9602 десятины) и баронесса Мария Леопольдовна Корф (5701 десятина). Эти же владельцы усадьбы указаны в “Материалах по статистике народного хозяйства в С.-Петербургской губернии. Вып. X. Частновладельческое хозяйство в Шлиссельбургском уезде (СПб. 1889. С. 44-46).
Изображение родового герба Корфов приведено в Балтийском гербовнике- “Baltishes Wappenbuch herausgegeben Carl Arvid Klingspor konigl schwed reichsheraldiker Gezeichnet von prof Ad M Hildebrandt” (baron Korf - s. 57). Герб барона Корфа внесен в XI том (С. 25) “Общего Гербовника дворянских родов Всероссийской империи”.
Корфы земледелием не занимались, а сдавали в аренду крестьянам всё, что только можно - выгоны, покосы, пашни, охоту, право на дранье ивовый коры, и т. п., а сами ежегодно выручали более 6000 рублей дохода. Баронессой М. Л. Корф земли сдавались крестьянам и поселенцам погодно и на 5 лет за 2000 руб. Охота сдается за 200 руб. Фарфорово-фаянсовый завод с кузницей также сдавался в аренду осенью 1887 г., а после наследования продан с 117 дес. земли за 11000 руб. Бароном Н.Л. Корфом 10 десятин пашни были отданы частным лицам на 20 лет за 50 руб. в год. Охота сдавалась за 400 руб. От продажи билетов на право драть кору (по 1 руб. 50 коп.) выручалось 150 руб. Смолокуренный завод на 4 котла сдан в аренду за 60 руб. в год с правом собирать валежник и копать пни (Материалы по статистике народного хозяйства в С.-Петербургской губернии. Вып. X. Частновладельческое хозяйство в Шлиссельбургском уезде. СПб. 1889. С. 44-46).
Начиная с 1910 г. в Ириновке Корфы приступили к продаже земельных участков, и на них были построены первые 11 личных домов, в 1911 г. - еще 14, а в 1912 - еще 21 дом.
В 1905-1914 гг. на территории волости действовали Стекольный завод в Ириновке (прекратил свою деятельность в 1911 г.), Ириновского промышленного общества (Борисова Грива - 450 рабочих), торфобрикетный завод того же общества – 50 рабочих, фарфоровый завод 2-й гильдии купца Емельянова Фед. Ем. - дер. Морье – 33 рабочих. На фарфоровом заводе действовали паровой котел и паровая машина мощностью 12 лошадиных сил, в 1896 г. было выработано фарфоровой посуды на 15000 рублей (Памятная книжка Санкт-Петербургской губернии на 1898 г.; Промыслы//Мызы и Музы. 1998. N 9. C. 41). В 1898 г. действовали Ириновская и Вагановская одноклассные школы Братства Пресвятой Богородицы и Императорского воспитательного дома (наблюдатель протоирей о. Виктор Благовещенский). Ириновскому промышленному обществу в районе Борисовой Гривы и Ириновки принадлежало 7643 десятины земли, а на берегу речки Морье у Ладожского озера было 506 десятин земли владельца фарфорового завода Емельянова. На этих предприятиях рабочие трудились в жутких, нечеловеческих условиях, что подтверждает документ - Отчет санитарного врача Шлиссельбургской земской управы, сделанный в июле 1902 г. (Вокка Г. На берегах озера Нево// Мызы и музы. 1994. N 3. C. 18-20), описывающий жизнь и быт рабочих.
Значительная часть территории МО «Рахьинское городское поселение» занято болотами. Еще в 1793 г. месторождения торфа близ дер. Ириновки были исследованы немецким специалистом Ренованцом. Но промышленная добыча была начата только в 1891 г. бароном Корфом. 8 июля 1891 г. было получено свидетельство на право производства работ “Товариществом Ириновского торфобрикетного завода”. Торф добывали из прилегающего болота Гладкого. Верховые моховые слои шли в топки котлов, а нижний, более плотный слой предназначался для отопления петербургских квартир и охотно раскупался. Производство велось только в сухую погоду с 1 мая по 1 августа. В 1892 г. Ириновское промышленное общество открыло узкоколейную дорогу между Охтой и Борисовой Гривой. В 1924 г. эта дорога была заменена ширококолейной. В 1911 г. торфоразработки в связи с нерентабельностью были закрыты. Возобновлена добыча была лишь после Октябрьской революции - в 1922 г. Это объяснялось необходимостью топлива для развития хозяйства Петрограда. Добываемый торф шел для нужд электростанций города на Неве. Героически трудились ириновцы в годы ВОВ. В блокадные дни торф был основным видом топлива ленинградских электростанций, работа на торфоразработках не прекращалась даже ночью. В это время Ириновка давала столько торфа, сколько все предприятия района вместе взятые. Коллективу Ириновского торфопредприятия за самоотверженный труд по обеспечению Ленинграда топливом в тяжелых условиях блокады было передано на вечное хранение Красное знамя ВЦСПС и Министерства электростанций. В послевоенное время на предприятии, являвшемся самым крупным во Всеволожском районе, добывали гидроторф (кусковой), фрезерный торф (крошку), а также изготавливали торфокомпосты для сельскохозяйственных нужд. После революции была открыта Гладкинская средняя школа, вечерняя школа и отделение торфяного техникума.
Протоколом №52 заседания Президиума Петрогубисполкома от 13 октября 1923 г. (п. 5) “О переименовании ст. Торфяная Ириновской ветки Октябрьской железной дороги в железнодорожную станцию им. т. Рахья”: “Ходатайство Октябрьской железной дороги всецело поддержать” (Петроградский губернский Исполнительный комитет Советов. Протоколы заседаний. 1922-1923).
По данным Ленинградского областного архива в городе Выборге (ЛОГАВ), пос. Рахья существует с 1926-1927 гг. Поселок был назван в честь деятеля российского и финляндского революционного движения, питерского рабочего, участника Октябрьской революции Юкка (Ивана) Рахьи (1887-1920), погибшего от рук белофиннов в 1920 г. С 27 октября (9 ноября) 1917 г. его брат - Эйно Рахья (1885-1936) - комиссар Финляндского вокзала и железной дороги. В 1918 г. во время революции в Финляндии Ю. Рахья сражался в отряде Финской Красной Гвардии, одним из организаторов которой он являлся, один из основателей Компартии Финляндии. Убит белофинскими террористами в 1920 г., был похоронен на Марсовом поле в Петрограде. В пос. Рахья, возле здания ДК установлен памятник Ю. Рахье, а в 1967 г., когда обновляли убранство Марсова поля в Ленинграде камень с могилы Ю. Рахьи был перевезен и установлен в поселке (Красный губернатор //Невская заря. 1984. 14 авг. С. 3).
В 1927 г. пос. Рахья входил в состав Ириновского сельсовета Ленинского района Ленинградской области, в ноябре 1928 г. вошел в состав Вагановского сельского совета, а в июле 1930 - в состав Ленинградского Пригородного района Ленинградской области, с августа 1936 г. по настоящее время - в составе Всеволожского района Ленинградской области. Именно с 1925-1927 гг. началось быстрое развитие поселка. Тогда же были построены 16 поселков для рабочих торфопредприятия. Основное строительство тогда - бараки - частично рубленые, частично дощатые, столовая, баня. В первом центральном поселке было построено здание конторы и клуб (Рахье-110 лет//Всеволожские вести 2002 5 июн.). Торфоразработка “Ириновская” (б. Борисово и Гладкое) было достаточно крупным предприятием, находившимся в подчинении ВСНХ СССР (Ленгосторф). В 1934 г. здесь работало 2382 человека (в 1930 г. - 3026 рабочих), валовая продукция тогда за год составила 7469 тыс. рублей, 320970 т. торфа (Справочник по районам Ленинградской области. Л. 1930. C. 202-203.; Промышленность Ленинградской области по районам Л. 1935. С. 100-101). В 1969 г. на торфопредприятии был открыт цех по производству часовых пружин для заводов севера и центра страны. Добыча торфа в “Ириновском” была прекращена в конце 1980-х гг.
История МО неразрывно связана с ВОВ. По территории проходила Дорога Жизни - единственная артерия, связывавшая тогда Ленинград с “Большой землей”. Дорога проходила через Корнево, Рахью, Борисову Гриву, Ваганово, пока не упиралась в берег Ладожского озера. В мае 1942 г. за линию фронта ушли три диверсионные группы, состоявшие в основном из молодых всеволожских активистов. В их числе была секретарь комсомольской организации торфопредприятия “Ириновское” Вера Кузнецова. 23 апреля 1942 г. жители пос. Рахья стали свидетелями воздушного боя и гибели Героя Советского Союза Алексея Тихоновича Севастьянова.
Его горящий самолет упал недалеко от поселка Рахья и ушел в торфяное болото. 7 июня 1971 г. на участке Гладкое торфопредприятия “Ириновское” из слоя торфа были извлечены обломки истребителя. В его сплюснутой кабине - останки летчика. Из комбинезона извлекли пистолет, записную книжку, партийный билет. Расплылись чернила, выцвела фотография, но отчетливо видны слова: “Севастьянов Алексей Тихонович”. Герой был похоронен на Чесменском кладбище в Ленинграде (Памятные места Ленинградской области. Л. 1973. C. 133). На Всеволожской земле был отснят ряд документальных сюжетов, составивших затем единый фильм “Ладога”. Кадры хроники запечатлели картины героической эпопеи Дороги Жизни, боевые действия моряков, летчиков, артиллеристов.
По территории муниципального образования протекает р. Лепсари, берущая свое начало в болотах и являющаяся притоком р. Морье, которая впадает в Ладожское озеро. Железнодорожная станция Проба, по воспоминания старожилов, получила свое название в связи с первыми пробами торфа при открытии разработок.
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 октября 1945 г. пос. Рахья был отнесен к категории рабочих поселков (Ведомости Верховного Совета СССР. 1945. N 21). В результате проведения выборов в октябре 2005 г. был избран Совет депутатов МО Рахьинское городское поселение.
Серебряный орел - символизирует власть, прозорливость, великодушие. Аллегория храбрости, отваги, неустрашимости.
Венок из цветов и листьев символизирует неповторимую прелесть усадебного парка Ириновка.
Лазурь (синий, голубой) – воды Ладожского озера, омывающие территорию МО «Рахьинское городское поселение». Символ красоты, любви, мира, возвышенных устремлений.
Зелень (зеленый) - символ радости, жизни, возрождения природы, а также молодости.
Червлень (красный) – право, мужество, самоотверженность. Символ труда, жизнеутверждающей силы, праздника, красоты, солнца и тепла.
Серебро - чистота помыслов, искренность, правдивость, невинность, благородство, откровенность, непорочность, надежда.
Золото - величие, постоянство, прочность, великодушие, сила, солнечный свет".

Герб разработан авторским коллективом в составе: Башкиров Константин Сергеевич, Карпунина Виктория Валерьевна, Штейнбах Светлана Юрьевна. Герб внесен в Государственный геральдический регистр под №4366.

Материалы сайта "ВСЕВОЛОЖСК-ИНФО"


На главную страницу "Геральдикума" На главную страницу "Гербов России"